Сауны в Екатеринбурге

Пять стендап-комиков из Екатеринбурга — о культуре отмены, преследованиях за шутки и юморе в РФ

0 37

В 2017 году молодые люди в Екатеринбурге объединились под названием Fresh Stand-Up и прошли короткий путь от выступлений в барах до собственного клуба — StandUp Spot, который открылся на пятом этаже в ТЦ «Успенский» в мае 2021 года. Сейчас в этом клубе шутят как местные, так и известные российские комики, приезжающие на гастроли. Звезде стендапа из Беларуси Славе Комиссаренко так понравилось здесь, что теперь он записывает в стендап-клубе свои выпуски концерта «Спасибо, у меня все» для своего YouTube-канала.

Znak.com выбрал пять комиков движения Fresh Stand-Up, на чьи выступления стоит сходить. Мы поговорили с ними о том, чего они хотят достичь в юморе, об их отношении к культуре отмены и обиде на шутки, о юморе как форме психотерапии и о том, почему стендап — это искусство. 

Саша Мокин: «Я вообще-то еще и на стройке работаю»

«Мне 27 лет, и я работаю геодезистом в Новоуральске, мое хобби — стендап. Такое описание, наверное, хотели бы слышать мои родители, но не тут-то было, потому что теперь стендап тоже моя работа, — говорит комик Саша Мокин. — Занялся стендапом, потому что хотелось внимания, признания. Хотелось чем-то выделиться среди друзей. Да и просто я люблю юмор — 90% всего, что я смотрю, составляет юмор. Сначала я любил КВН, комедии, а когда начали переводить стендап, то его полюбил в разы больше и понял, что хотел бы связать с этим жизнь».

Пять стендап-комиков из Екатеринбурга — о культуре отмены, преследованиях за шутки и юморе в РФ

Саша МокинАртем Билера

Мечтой собственной карьеры Мокин назвал миллион подписчиков на YouTube-канале, ролики на котором собирали бы миллионы просмотров. У Саши Мокина вышло два концерта, для записи которых он выбрал нетипичные для этого места — не концертный зал, а гараж друга в Екатеринбурге и небольшой корабль в Нижнем Тагиле. Комик также ранее участвовал в работе YouTube-канала с названием FreakМашина. В выпусках этого канала, порой понятных только подготовленному зрителю, снимались и известные российские комики: Нурлан Сабуров, Руслан Белый, Александр Долгополов и другие.

«У меня есть ежедневный подкаст, еженедельное шоу, ежегодный сольник (концерт). У меня сериал на стриминговом сервисе и у меня набирается полный зал людей в любом городе, которым интересно мое творчество, — хвастается комик. — Мой юмор особо не меняется, он просто трансформируется в зависимости от того, как я расту. Лет семь назад я шутил про внешность, теперь про ипотеку и секс. У меня в основном личные темы, хотелось бы что-то написать и о происходящем сейчас, но понимаю, что у меня пока не хватает опыта для этого».

Мокин объясняет, что из-за отсутствия должной компетенции ему сложно объяснить происходящие в России негативные тенденции, но он пребывает «в шоке от того, что происходит вокруг».

«Мне просто хочется, чтобы все жили счастливо и мирно, но почему-то так не получается. Когда я рос в любви, я и не думал, что в 27 лет у меня в стране будет такое будущее, думал, что самым сложным для меня будет найти хорошую работу, но оказалась, это только одна из задач», — добавил Мокин.

Комик объяснил на примере из жизни, почему в России некоторые люди предвзято относятся к артистам юмористического жанра.

«У меня недавно на работе директор ругался в течение 30 минут на тиктокеров, когда узнал по ТВ, сколько они зарабатывают. Он говорил, что пусть они платят огромные налоги, раз такие деньги зарабатывают: „Почему мы должны страдать, а они жить в шоколаде, просто снимая ролики?“ Думаю, что о стендапе люди также думают: осуждают просто за то, что это веселее, чем работа. Поэтому я и работаю параллельно на стройке. Если люди меня начнут осуждать, я скажу, что вообще-то еще и строитель», — шутит Мокин.

Михаил Султанов: «Комедия может стать средством для снятия напряжения в обществе»

Михаил Султанов выступает почти четыре года. Он начинал с сюрреалистичных шуток, а после перешел на юмор про свою жизнь.

«Последнее время учусь рассказывать истории. Мне нравится длинное и смешное повествование, когда погружаешься в мир комика и буквально смотришь о нем фильм. Но сам я только делаю первые шаги в эту сторону», — говорит он.

Пять стендап-комиков из Екатеринбурга — о культуре отмены, преследованиях за шутки и юморе в РФ

Михаил СултановАртем Билера

По мнению Михаила, стендап — это форма искусства. «Помню, кто-то говорил, что каждый комик — это как отдельный музыкальный инструмент. Мы как-то раз даже спорили с одним знакомым, который не считает комедию искусством. Его позицию тоже можно понять: вокруг много смешных людей, которые не занимаются стендапом. Они просто рассказывают что-то и на своей природной органике смешат друзей или коллег. Стендап для многих людей со стороны до сих пор иногда кажется чем-то легким и несерьезным: вышел на сцену, поделился мыслями, рассказал что-то из жизни. Весь большой крафт (работа над материалом) остается за рамками: написать шутки, проверить их много раз, работать над формулировками и раскрывать себя как личность», — объясняет комик.

По его мнению, комедия сейчас быстро развивается и может стать средством для снятия накопившегося напряжения в социуме — это позволит стать обществу открытым и менее агрессивным. При этом комик заявил, что не всегда можно назвать стендап формой психотерапии.

«Комедия дает нечто иное — ты можешь делиться даже странными вещами, если их получится сделать смешными, зритель примет тебя любым. Последние три месяца я обкатывал историю, как работал в кинотеатре и прогонял бомжей. Звучит как не самое приятное занятие, хотя в моменте это даже весело. Но когда люди смеются, ты сам миришься со своим прошлым», — говорит Султанов.

Захар: «Свобода на Западе не взялась из ниоткуда»

Захар (это творческий псевдоним) начал заниматься стендапом в апреле 2018 года, в те годы, когда выступать регулярно еще было сложно — Fresh Stand-Up только начинал свои еженедельные мероприятия.

Пять стендап-комиков из Екатеринбурга — о культуре отмены, преследованиях за шутки и юморе в РФ

ЗахарАртем Билера

Сауны в Екатеринбурге

Единственная для него причина стать известным — принести больше узнаваемости клубу StandUp Spot и местному движению. Это позволит комикам из Екатеринбурга проще шагать по «протоптанным дорогам».

Захар считает, что на Урале проще шутить, учитывая культурные особенности: здесь национальный и религиозный состав достаточно однороден. В целом по России ситуация осложнилась, размышляет он.
 
«Обстоятельства теперь вынуждают комиков фильтровать свой материал. Мне это не нравится, но от этого никуда не денешься. Все комики в России выросли на западном стендапе, смотрели и переносили все принципы и контексты оттуда: свобода слова, резкость в суждениях и выражениях. Долгое время мы как комики жили в своем мирке, пока нас не замечала широкая аудитория. Потому наша иллюзия, что можно как на Западе, крепла, — объясняет екатеринбургский комик. — Сейчас происходит крушение этих иллюзий. Это грустно осознавать. Но нам придется понять, что вся свобода комиков на Западе не взялась из ниоткуда. Если изучить этот вопрос, то и там границы дозволенного расширялись весьма постепенно.  Рано или поздно нас должны были осечь, очертить моральные рамки. Только грустно осознавать, что происходит это так безгранично жестоко, и никакой помощи от правоохранительных органов ждать не приходится».

Несмотря на возникшие сложности для стендапа, перспективных новичков, которые хотят найти себя в юморе, в Екатеринбурге стало больше, уверяет Захар.

«Важнее то, что новичок в комедии Екатеринбурга больше не ставит себе первой же целью переезд в Москву. Из тех, кто пришел в тусовку, когда Fresh уже разогнался, в Москву не уехал никто. В других регионах же абсолютно нормальной историей считается, когда едва оперившийся комик с первыми 10 минутами материала сразу же старается переехать/попасть в московский проект», — добавляет Захар.

Влад Геккель: «На юмор есть всего две адекватных реакции — смех или не смех»

По словам Влада Геккеля, в стендап он пришел из-за любви к сцене. «В школе и в университете я на многих мероприятиях выступал, много вел, а когда я закончил получать образование, этого стало не хватать. И в 2016 году совпали несколько факторов: дерьмовые события в жизни, желание выступать и приятель, который стал устраивать стендап-мероприятия в Екатеринбурге», — утверждает комик.

Пять стендап-комиков из Екатеринбурга — о культуре отмены, преследованиях за шутки и юморе в РФ

Влад ГеккельАртем Билера

Геккель говорит, что среднестатистическому зрителю обычно нравятся шутки на близкие и понятные темы, но во «Фреше» есть постояльцы, которые воспринимают местных артистов по-особенному. «Постоянные наши зрители любят наблюдать за комиками, как за персонажами [из культуры], им интересно, какие события пережил конкретный комик и какую позицию он сформировал по этому поводу», — говорит артист.

Анализируя новую реальность, Влад считает, что всегда нужно думать о том, что говорить со сцены.

«Расстраивает, что люди не относятся к шуткам как к шуткам, а находят повод оскорбиться. Отсюда и эти идиотские гонения в последнее время. Реакция неадекватная. На юмор есть всего две адекватных реакции — смех или не смех. Все остальное уже внутренние проблемы людей, и лучше к психотерапевту сходить, — размышляет Геккель. — Не думаю, что стендап-движение уйдет в подполье. Если честно, об этом просто думать не хочется. И так с этой пандемией беспонтовой приходится крутиться. Но с другой стороны, что будет? Запретят смех? На самом деле среди комиков не очень многие имеют у себя в материале политические шутки, а те, кто имеет, говорят об этом чаще иносказательно. В моем идеальном мире комики могут свободно высказываться на любые темы в рамках своей комедии, а еще достаточно зарабатывать, даже вне медийного пространства».

Степан Дорофеев: «Одна из задач комика — обратить уныние, боль и несправедливость мира во что-то смешное»

«В юморе я с 17 лет — тогда я впервые выступил на открытом микрофоне. Три с половиной года активно занимаюсь стендапом, — говорит молодой комик Степан Дорофеев. — Есть мечты, которые не связаны со стендапом, но косвенно его касаются: снять фильм или сериал. Хочу записать свой концерт, как и любой комик. Стать лучшим в своем ремесле, чтобы жить за счет творчества и заниматься только им, чтобы была свобода, и доход зависел от творчества. Моя идеальная аудитория — платежеспособная, с большими деньгами. С отличным вкусом, очень умная, дружелюбная. Которая готова носить меня на руках. Вот чего я хочу добиться».

Пять стендап-комиков из Екатеринбурга — о культуре отмены, преследованиях за шутки и юморе в РФ

Степан ДорофеевАртем Билера

Он уверяет, что в Екатеринбурге — одно из лучших и перспективных стендап-движений. «Три года назад сложно было даже подумать, что такая движуха возникнет у нас. За это время мы ее так сильно развили и хотим еще сильнее продвинуться. Есть свой кайф в том, что, когда многие стремятся уехать в Москву и Санкт-Петербург, мы пытаемся добиться успеха здесь», — говорит Степан.

К сожалению, сейчас, считает Дорофеев, популярность для комика — это больше мишень, чем защита.

«К словам популярных комиков обращено большее внимание. Я чувствую, что, когда человек ноунейм, — например, такой как я, — он может говорить чуть больше, а власть или другие люди на меня не обратят внимание. „Отмена“ человека или заведение дел на комиков — оба исхода плохие. Неприятно выбирать меньшее из этих зол. Если шутка не нравится, просто не смейтесь. Кому-то может быть смешно или не смешно, но порицать общественно или сажать — неправильно. Это же всего лишь шутка», — говорит комик.

По словам Степана, у него нет стоп-тем, на которые он бы не стал говорить, но есть темы, которые ему неинтересны или заезжены, например, писать шутки про различия между мужчинами и женщинами.

В юморе, по мнению Дорофеева, есть место и грусти: «Одна из способностей комика — обратить уныние, боль и несправедливость мира во что-то смешное, как Иисус превратил воду в вино».

Дорофеев утверждает, что сейчас нет обстоятельств, которые бы заставили его уйти из стендапа, так как это ремесло, приносящее удовольствие и деньги, редкое, и за него нужно держаться.

«Странно будет уйти и спустить накопленный за три года опыт в унитаз. Я думаю, что буду заниматься стендапом еще очень долго. Возможно, что-то изменится, если мне вдруг по башке ударят и я немым стану, или болезнь случится. Но я выкручусь. Буду для немых выступать с сурдопереводчиком. Я держусь за стендап до последнего», — бодрится комик.

С афишей и подробной информацией о мероприятиях стендап-клуба можно ознакомиться на сайте Fresh Stand-Up или в их группе в соцсети «ВКонтакте».

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Примечание после комментария

Данный сайт использует файлы cookies принять Читать далее