Тайный бизнес владельцев РМК «подставил» УБРиР перед Росфинмониторингом и Центробанком

0 113

Тайный бизнес владельцев РМК «подставил» УБРиР перед Росфинмониторингом и Центробанком

Уральский банк реконструкции и развития уличили в нарушении закона об отмывании денег при проведении сделки на 3 млрд рублей. Деньги ушли в кипрский офшор, а оттуда – предположительно, в Канаду, на приобретение активов для РМК. Схема вскрылась, когда подконтрольные медникам лица попытались через суд легализовать сделку. Подробности – в материале «Нового Дня».

В Арбитражный суд Свердловской области обратилось ООО «Международная консалтинговая компания» с требованием взыскать 3,4 млрд рублей с Limited Company Avexbell Enterprises Limited, эта компания зарегистрирована на Кипре. Истец же – компания, аффилированная с РМК, ее генеральный директор – Олег Медведев, председатель совета директоров УБРиР и вице-президент РМК по спецпроектам. Однако главное действующее лицо в этом споре – УБРиР. Банк, подконтрольный Русской медной компании, выдавал несколько кредитов офшору: три кредита в 2012 году, один в 2015-м и два в 2016-м. Долги по ним по договору переуступки прав собственности перешли к ООО «МКК», тем самым позволив банку закрыть сделку – это произошло спустя пять лет после проведения первого транша. Далее новый владелец долга обратился в арбитражный суд, в своем исковом заявлении потребовав вернуть деньги. В свою очередь ответчик фактически с требованиями согласился, но указал, что у него нет финансовой возможности рассчитаться и он «рекомендует обратиться в судебные органы в соответствии с национальным законодательством за получением судебного акта для принудительного взыскания долгов». Впоследствии, после неудачи в первой инстанции, стороны через суд планировали подписать мировое соглашение. То есть планировалось, что арбитражный суд признает право требования, на основании чего судебные приставы откроют исполнительное производство. Вероятность успешного взыскания приставами денег с кипрского офшора, очевидно, невелика. Однако в арбитраже в двух инстанциях отказались удовлетворять исковые требования и даже мировое соглашение, на котором в ходе процесса начали настаивать все привлеченные компании. Суд посчитал сделку мнимой, созданной для прикрытия реальной сделки и направленной на вывод денег за рубеж.

В суде представители банка дали такое объяснение: это целевые кредиты, выданные «на осуществление инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений». В каждом договоре было прописано, что деньги банк предоставляет без обеспечения их возврата. В ходе заседания у представителей истца и банка спрашивали: почему столь крупные кредиты выдавались иностранному юрлицу без обеспечения и что на самом деле являлось гарантией возврата денег от компании, которая не имеет на территории России никаких активов. Но пояснить ни банк, ни МКК ничего по этому поводу не смогли. В судебном решении перечисляются признаки мнимых сделок согласно Гражданскому кодексу и разъяснению Верховного суда: «Установленные по делу обстоятельства указывают на формальный характер сделки по уступке прав требования, поскольку при заключении указанных сделок истец не является экономически обособленным субъектом, осуществляющим предпринимательскую деятельность на свой страх и риск, фактическая воля сторон сделки была направлена на сохранение контроля Банка за уступленной кредиторской задолженностью, так как права требования к Компании приобретены аффилированным по отношению к Банку лицом», – сообщается в решении.

При этом, как следует из материалов суда, такие же суммы в день поступления были перечислены на счет Deutsche Bank Trust Company Americas. По данным ЦБ РФ, который проверял работу банка, юрлица-нерезиденты, связанные с бенефициаром банка, получили более 3 млрд рублей на счета, открытые в банках-нерезидентах в качестве оплаты контрактов по покупке оборудования, которое должны были поставить на территорию России. Кипрский офшор пытался подтвердить задекларированную цель сделки и указал, что с помощью кредита от УБРиРа купил промышленное оборудование у компании Lemica Holding Ltd (зарегистрирована в Канаде). Однако в акте о приемке оборудования не были указаны ни адрес приемки, ни дата. И в Россию это оборудование не поставляли, в таможне нет данных ни о кипрском офшоре, ни о случаях ввоза такого оборудования. Документы, касающиеся взаимоотношения офшора и банка, которые банк обязан хранить пять лет с момента последней сделки, были уничтожены (в разгар спора в Арбитражном суде Свердловской области). Более того, в банке умудрились «проверить», где кредитор будет вести бизнес, в то время, когда ответственный сотрудник был в отпуске.

В решении 17-го апелляционного арбитражного суда прямо сказано: реальные цели сделки – перевод денег на территорию иностранного государства, причем конечный их получатель – подконтрольное банку лицо. «Фактическая воля сторон сделки была направлена на сохранение контроля Банка за уступленной кредиторской задолженностью, так как права требования к Компании (кипрской, – прим. ред.) приобретены аффилированным по отношению к банку лицом», – сообщается в документе.

Кроме УБРиРа и надзорных органов, в процесс третьим лицом привлекалась также РМК – суду было интересно, откуда у ООО «МКК» взялись более трех миллиардов на выкуп долгов. По данным системы «Контур-Фокус», это микропредприятие с нулевым количеством сотрудников, образованное 6 июня 2017 года, за двое суток до подписания договоров переуступки. В ее учредителях – кроме топ-менеджера РМК Олега Медведева (10%) – значатся Антон Вавилов (1%) и Олег Писаченко (89%). Последний был учредителем ООО «ГазЭнерго» которое обеспечивает Михеевский ГОК (входит в РМК). Ссылаясь на ИФНС России по Ленинскому району Екатеринбурга, суд указывает: за 10 лет доход Олега Писаченко составил менее 8,8 млн рублей. Но 4 марта 2017 года, за пару месяцев до образования ООО «МКК», он получил 9,9 млрд рублей от РМК по договору купли-продажи. Счет был открыт в УБРиРе. Впоследствии договор расторгли, информации о возврате денег нет. Зато практически такая же сумма появилась на счетах свежесозданного ООО – Писаченко перевел их в свою компанию по договорам займа.

«За счет денежных средств, полученных по договорам займа от Писаченко О. А., ООО «МКК» приобрело право требования долга у ПАО КБ «УбРиР» к нескольким иностранным компаниям, включая ответчика», – указали в арбитраже. Причем Писаченко в суде признался, что не принимал участия в финансово-хозяйственной деятельности своей компании, управленческие решения исходили от других лиц. Уточнить, что это были за лица и по какому договору Писаченко получил деньги, не удалось – он отказался разговаривать с корреспондентом «Нового Дня», сославшись на постоянную сильную занятость. В управлении информационной политики и связей с общественностью РМК заявили, что Писаченко не имеет никаких долговых обязательств перед АО «РМК».

«По своему опыту могу сказать, деньги переводились для покупки актива, какие-то крупные производственные объекты на территории США или Канады. Может быть, и недвижимость, но для этого обычно используются другие банки, более мелкие», – считает заведующий адвокатской конторой № 22 «Магнат» Андрей Мелихов. При этом вся схема затевалась, чтобы сэкономить на налогах. С североамериканскими странами у России не подписан договор об избежании двойного налогообложения. Если при организации бизнеса, к примеру, в Германии бизнес сам выбирает, в какой стране ему выгоднее платить налоги, то в случае США, Канады и ряда других стран предприниматель будет обязан платить налог и там, и здесь. Но при этом и обмениваться данными о бизнесе страны не обязаны. Кроме того, на организации совместного предприятия можно попасть под льготное таможенное налогообложение.

Андрей Мелихов отметил, что банку грозят серьезные последствия, если перевод крупной суммы денег был проведен в нарушение постановления № 375-П Центрального банка («О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»). «УБРиР сейчас в первую очередь должен решать вопрос с ЦБ. У банка возникают обязанности проверять источники поступления средств, банк также обязан направить информацию в Росфинмониторинг и в налоговую. Если банк не выполнил требования, то тогда проводится проверка, составляется административный протокол на руководителей либо иных лиц, ответственных за решение. Это сотни тысяч рублей. Плюс ответственность банка. Ему могут ограничить количество операций на открытия новых счетов либо он должен будет на сумму рисковых операций увеличить резерв. То есть либо будут проблемы с привлечением новых клиентов, либо банк должен будет дополнительно заморозить деньги, что тяжело с финансовой точки зрения», – прокомментировал эксперт.

Кроме того, схема потенциально грозит привлечением к уголовной ответственности, если там найдут признаки ст. 193 УК РФ «Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации». Сотрудникам банка она практически не угрожает, такое нарушение может быть либо в действиях представителей компании, на которую деньги выводились, либо в действиях того, кто долг перекупал. Гендиректором ООО «МКК», напомним, является Олег Медведев. Однако такого рода дела в России возбуждаются нечасто. Вероятно, Медведев в какой-то момент выйдет из ООО «МКК», компания просуществует три года (это срок ответственности контролирующего лица), спишет долг в убытки и подаст иск о своем банкротстве.

«Новый День» делал запрос в налоговую, пытаясь выяснить, проводилась ли проверка с последующей правовой оценкой по этой сделке, но там отказались отвечать, указав, что такая информация является налоговой тайной. Агентство также попросило банк и РМК прокомментировать утверждение, которое звучало в суде, что сделка по кредитованияю офшора и последующей переуступке прав требования была совершена «для вида». «РМК не являлась ни стороной кредитного договора, ни стороной сделки по уступке прав требования долга. Мы не знаем всех обстоятельств заключения данных сделок, в связи с чем мы не можем прокомментировать данное утверждение суда», – ответили в управлении информационной политики компании. В банке этот вопрос проигнорировали, но дали комментарий в целом по ситуации. «УБРиР на протяжении многих лет занимается проектным финансированием и инвестиционным кредитованием, подобные сделки являются стандартными для кредитных организаций. Информация о банковских сделках и их содержание относится к банковской тайне и охраняется действующим законодательством РФ. Документы уничтожаются по истечении установленных сроков хранения», – сообщили в пресс-службе банка.

Екатеринбург, Светлана Загороднева

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Примечание после комментария

Данный сайт использует файлы cookies принять Читать далее