В Екатеринбурге власть конфликтовала с бизнесом 300 лет назад. Что это изменило

0 137

В Екатеринбурге власть конфликтовала с бизнесом 300 лет назад. Что это изменило

Сейчас трудно поверить, но в Екатеринбурге местные промышленники могли форсировать отставку чиновника, который по личному поручению императора ехал выполнять важный государственный проект. Самым влиятельным олигархам подчинялись города, они строили дороги, связывающие заводы c окрестными поселениями и транспортом. У них были свои подданные, законы, суд, армия и крепости с пушками. Самый показательный конфликт между крупным бизнесом и властью произошел ровно 300 лет назад.

Непростой диалог бизнеса с чиновниками начался еще до основания города. К началу XVIII века стало понятно, что управлять из Петербурга горными заводами, которых было в изобилии на Урале, очень сложно. Василий Татищев, принимавший участие почти во всех сражениях Северной войны, казался идеальным кандидатом, чтобы возглавить созданное Главное правление сибирских заводов — региональное представительство Берг-коллегии. До места он добрался к 1720 году.

Уралу Петр I отводил важную роль при создании армии и флота и модернизации промышленности. К этому времени край успел стать мощным индустриальным центром и пережить кризис. Годовая продукция уральских домен уже в 20-е годы превысила английские показатели. Больший объем приносили демидовские заводы, а казенные предприятия, наоборот, приходили в упадок.

В Екатеринбурге власть конфликтовала с бизнесом 300 лет назад. Что это изменило

Фото: репродукция картины

Портрет Акинфия Демидова

Энергичный начальник Горной канцелярии Василий Татищев сразу принялся за дело: начал модернизировать существующие заводы и строить новые. Мастера осмотрели окрестности и выбрали три места на Исети под строительство заводов. Екатеринбургская крепость должна была стать резиденцией Горной канцелярии, а построенный при ней Исетский завод — примером для остальных. По его задумке через Екатеринбург, а не через Верхотурье, где обосновался Акинфий Демидов, должна идти большая дорога в Сибирь.

Такая бурная деятельность не могла понравиться Демидовым: ситуация, когда губернские власти не вмешивались в горное дело, их вполне устраивала. Ведь они осваивали новые земли и в награду получали огромные привилегии, которых из заводчиков никто не имел. Почти безграничная власть уральского промышленника с появлением государственной администрации стала ущемляться. Казенные заводы становились прямыми конкурентами демидовским.

Татищев потребовал от Акинфия Демидова полный отчет о своем производстве и встретил отпор. Промышленник посчитал это за оскорбление: раньше невыгодные себе указы он обходил, часто балансируя на грани закона, и все сходило ему с рук, поскольку обеспечивал государство металлом. Приказчики Демидова так и сообщили варягу: он признает только государевы указы.

За 20 лет на Урале Демидов сумел развернуться и не мог понять, почему ему нужно платить налоги, уступать хорошие месторождения безликой власти, представленной каким-то капитаном. Он мог решать все вопросы напрямую с императором.

В Екатеринбурге власть конфликтовала с бизнесом 300 лет назад. Что это изменило

Фото: Неизвестный автор начала ХХ в./ zvezda.nevyansk.org.ru

Невьянский завод. Вид с колокольни Спасо-Преображенского собора

На это горный начальник установил несколько застав на дорогах, чтобы не допустить беспошлинного провоза товаров, потребовал от промышленника уплаты налогов, запретил иметь отдельную пристань на Чусовой. Так, чиновник забрал у олигарха стратегический объект: именно по рекам в Россию отправлялась продукция уральских заводов — те самые «железные караваны».

Демидов ответил тем, что закрыл свои производства и поселения для проезда чиновников из Главного правления. Крестьянам, приписным к Невьянскому заводу слобод, запрещалось давать лошадей во время разъездов горного начальника. Демидовские люди сгоняли казенных работников с рудников, чинили препятствия сопровождающим крестьянам.

Эпизод, который склонил весы на сторону Татищева, случился на медном руднике возле деревни в Верхотурском уезде. Это месторождение начали обрабатывать мастеровые казенного Уктусского завода, но люди Демидова прогнали рудознатцев. Татищев сообщил о случившемся в Берг-коллегию. Два донесения люди Демидова перехватили, но третье дошло по назначению. По результатам рассмотрения рапорта Берг-коллегия встала на сторону горного ведомства, а Акинфий Демидов получил указ, запретивший продолжать работы на медном руднике.

После этого на Урал пребывает отец Акинфия — Никита. Вместе они пустили в ход все свои связи. Так, жалобы сменяют доносы. Глава семейства писал о том, что из-за поставленных вокруг застав обозы с провиантом не всегда доходят до заводов, поэтому происходит остановка производства, задерживается отправка караванов. Вторая претензия заключалась в том, что Татищев берет взятки.

В Екатеринбурге власть конфликтовала с бизнесом 300 лет назад. Что это изменило

Фото: репродукция картины

Портрет Василия Татищева

Слухи о конфликте между Демидовым дошли до императора весной 1722 года. Для разбирательств Петр I отправляет на Урал генерала Вильгельма де Геннина, на время расследования Василия Татищева отстранили от должности. Через полтора года тот вернулся в столицу и представил Петру I свои выводы. В поданном рапорте генерал полностью оправдывал Татищева. По его мнению, горный начальник действовал в государственных интересах.

В ноябре 1723 года Сенат рассмотрел результаты расследования и согласился с точкой зрения генерала. Демидовым выписали штраф 30 000 рублей и обязали оплатить оппоненту все убытки. Но этот огромный штраф так никто и не заплатил: Петр I отложил выплату, а после смерти императора покровитель Демидовых Меншиков отменил решение.

Татищева реабилитировали, но не восстановили в должности. Считается, что Петр боялся возобновления конфликта и из-за этого отправил одного из его возможных участников в «почетную ссылку». В октябре 1724 года Татищева отправили в Швецию, где он ознакомился с горным промыслом и денежным делом, а спустя десять лет вернулся на Урал

К 68 годам Акинфию Демидову принадлежало 25 металлургических предприятий, 3 пристани; 36 сел с многочисленными деревнями, 120 домов заводчика и 3661 дом служащих и рабочих. Его владения были и на Урале, и в центральной России, и в Сибири, и на Алтае. А пристани на Чусовой — в Усть-Утке и Сулеме в частности — в XIX веке были переданы в ведение самих заводов.

В Екатеринбурге власть конфликтовала с бизнесом 300 лет назад. Что это изменило

Фото: архив 66.RU

Нечто подобное в современной России представить трудно. Во-первых, каждый губернатор, чтобы закрепиться на новом месте, стремится заручиться поддержкой бизнеса. Во-вторых, промышленникам нужен доступ к власти, чтобы отстаивать свои интересы. Да и крупные мероприятия без помощи местных бизнесменов не провести.

Но есть один момент, который объединит эти 300 лет: такой конфликт, если он произошел сегодня, как и тогда, пожалуй, не решился бы без вмешательства центральной власти.

В материале использованы фрагменты из статьи Алексея Карфидова в журнале «Урал» (№2, 2006 год), блога Татьяны Мосуновой и статьи Андрея Ермоленко, специально подготовленной для 66.RU.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Примечание после комментария

Данный сайт использует файлы cookies принять Читать далее